Уже зарегистрированно
652 организации
На портале уже
4824 отзыва

Круглосуточно и бесплатно

Консультации профессионалов

— Подбор индивидуального лечения и реабилитации ★ — Подбор индивидуального лечения и реабилитации ★ — Подбор индивидуального лечения и реабилитации ★

Чего не знают родственники, когда их близкий выходит из реабилитации?

В своей практике мы столкнулись с рядом проблем, возникающих перед родственниками пациентов, которые прошли реабилитационную программу стационара, а так же перед лечебным персоналом, когда они работают с родственниками этих людей. В данной статье мы рассмотрим только наш опыт, полученный в работе, связанной с реабилитационным центром, оказывающим медицинскую помощь по Миннесотской модели. Она основана на программе «12 шагов», которую создали страдающие алкоголизмом люди в сообществе само- и взаимопомощи «Анонимные Алкоголики». Программа «12 шагов» оказалась эффективной в совладании и с другими зависимостями, как химическими, так и не химическими. Это привело к появлению похожих сообществ, например, Анонимные Наркоманы, Анонимные Игроманы, Анонимные Сексоголики, Анонимные Переедающие, Анонимные Должники, Анонимные Курильщики, Анонимные Созависимые и другие.

Сообщество Анонимные Алкоголики было создано в 1936 году биржевым маклером Биллом Уилсоном, описавшим свой путь освобождения от алкогольной зависимости в одноименной книге «Анонимные Алкоголики», в которой по шагам (их 12) расписаны действия, совершенные им для достижения своей цели. Данная программа используется в комплексе с группами поддержки и технологией наставничества (индивидуальная передача опыта прохождения шагов от одного зависимого человека к другому).
Позднее, в 70-х годах прошлого столетия, специалисты в области медицины разработали Миннесотскую модель реабилитации, дополнив её помощью профессиональных работников, сделав возможным внедрение опыта программы «12 шагов» в лечебные стационары. В нее вошли такие специалисты как врачи, психологи, консультанты и социальные работники. Таким образом, была создана психотерапевтическая среда больничного отделения с необходимой медицинской, психотерапевтической и социальной помощью. Это позволило увеличить эффективность работы программы «12 шагов» и помочь большему количеству больных людей.
Для профилактики срывов и рецидивов Миннесотская реабилитационная модель предусматривает дальнейший переход зависимого человека в сообщество само- и взаимопомощи Анонимные Алкоголики, Анонимные Наркоманы, а в последнее время и Анонимные Игроманы (показав свою эффективность в том числе в отношении данного нарушения влечения). Она включает в себя работу с родственниками зависимых людей, ориентацию на получение помощи в сообществах для членов их семей Ал-Анон, Нар-анон, И-Анон.
Когда зависимый человек принимает решение пройти реабилитационную программу (под воздействием родственников или самостоятельно), его близкие выстраивают определённые ожидания в отношении самого пациента. Опыт проведения семейных психотерапевтических сессий показал, что содержание ожиданий часто бывает следующее:
Он/она больше никогда не будет употреблять (играть).
После окончания лечебного курса он/она станет нормальным человеком.
Он/она сразу пойдет на работу.
Он/она сразу начнет помогать.
У меня с ним/ней сразу наладятся отношения.

Эти ожидания не всегда оправдываются постольку, поскольку процесс выздоровления и реабилитации гораздо сложнее, объемнее и длительнее чем думают родственники. Он не заканчивается после выхода из реабилитационного стационара и длится в течение нескольких лет. При этом, профилактика срывов и рецидивов продолжается до конца жизни больного. Как указывают в своих научных трудах профессор Н.А. Сирота и В.М. Ялтонский, одним из обязательных условий третичной профилактики зависимости является возможность пожизненной профилактики обострения заболевания.
В своей практике мы наблюдаем следующее: родственники, которые не информированы о данной проблеме, испытывают большой спектр негативных эмоций. Среди них растерянность, неуверенность, гнев, жалость к себе, чувство протеста, обманутость, обида, страх, отчаяние, бессилие, настороженность. Связано это, в первую очередь, с ожиданиями, которые не оправдались. Они задают себе ряд вопросов: «Что с ним происходит?» «Куда он всё время ходит?» «Что там за люди?» «Может быть, его там научат чему-то плохому?» «Может он мне изменяет там с кем-то?» «Почему он не идет на работу?» «Почему он не уделяет мне и детям время?» «Почему у нас всё не как у людей?» «Может быть, он меня уже не любит?» «Что мне делать?»
Они думают: «Я не собираюсь всё это терпеть!» «Мне всё уже надоело!» «Я не собираюсь его/её содержать!» «Никто меня не любит». «Я никому не нужна/не нужен». «Я думал/а, что всё изменится, а всё стало ещё хуже».
Миннесотская модель выздоровления включает в себя, как важную составляющую, работу с родственниками, но, к сожалению, не все из них готовы, могут или хотят воспользоваться помощью этой программы. Причина лежит в сфере защитных механизмов личности, о которых говорил Зигмунд Фрейд. В этом случае проявляется отрицание родственниками их собственной проблемы созависимости. Это отрицание, или отсутствие критики к проблеме, аналогично, отрицанию зависимым человеком его болезни. Как правило, на приёме у психолога или врача родственник пациента говорит: «Я не болен/не больна, поэтому мне помощь не нужна». «Это он/она больна, поэтому помощь нужна ему/ей, а не мне». В этом заключается трудность работы с такими людьми. Приходя на посещение в стационар, они часто становятся препятствием для прохождения реабилитационной программы пациентом. Значимый близкий может высказывать явное несогласие с тем методом, который назначает доктор, а сам пациент при этом хочет пройти реабилитацию. Родственник приводит аналогичные доводы, как и сам зависимый: Ему нужно работать, обеспечивать семью, выплачивать кредиты. Ему нужно делать ремонт, ухаживать за больной бабушкой, воспитывать детей, нянчиться с внуками, и так далее. То есть члены семьи больного, так же, как и их зависимые близкие, уверены, что лечения в линейном отделении будет достаточно для выздоровления. Это создаёт дополнительные проблемы при мотивации пациента на получение медицинской помощи в реабилитационном стационаре. Такая защитная позиция родственника препятствует позитивному контакту с ним персонала стационара.
Рассмотрим все эти ожидания по отдельности.

Он/она больше никогда не будет употреблять.
Химическая зависимость — это хроническое рецидивирующее, прогрессирующее заболевание, стержневым синдромом которого является патологическое влечение к предмету зависимости. Проявляется это заболевание в нарушении функционирования всех сфер жизнедеятельности человека: биологической, психологической, социальной и духовной. Для того чтобы выработать необходимый копинг (систему совладания с болезнью) нужно затратить много ресурсов, включая время. Тернс Т. Горски провёл исследование, в котором описал процесс выздоровления (био-психо-социо-духовного восстановления и развития) зависимого человека, разделив его на 6 стадий. 5 из них протекают минимально 6 лет, после чего зависимый человек входит в пожизненную стадию поддержания ремиссии и профилактики срыва. В течение этих 6-ти лет рецидив заболевания наиболее вероятен, нежели в последующие годы. С каждым годом вероятность срыва уменьшается только при условии, что зависимый человек дисциплинированно работает по программе «12 шагов» и выполняет все программные рекомендации. В противном случае возврат к употреблению имеет высокую степень вероятности.

После окончания лечебного курса он/она станет «нормальным человеком».
Под словосочетанием «нормальный человек», как мы выяснили в нашей практике, родственники подразумевают не только прекращение употребления наркотиков и алкоголя (или прекращение игры), но эмоциональное и психическое здоровье человека, зрелость его личности и поведения. Некоторые из них не ожидают полного прекращения употребления алкоголя зависимым человеком, а хотят, чтобы тот научился употреблять умеренно. Это является дополнительным фактором высокого риска рецидива болезни.
Процесс выздоровления, который включает в себя психологическое, социальное и духовное взросление личности, не происходит быстро и не ограничивается лечением в медицинском учреждении. Выходя из реабилитационного стационара, больной человек имеет начальные знания и навыки, которые не делают его личность зрелой и полностью адаптированной к социуму. Выздоровление – это медленный поступательный процесс разрушения старого образа жизни вместе с системой мировоззрения, мировосприятия, совладающего поведения и построение нового.

Он/она сразу пойдет на работу.
Перед тем, как больной выписывается из реабилитации, ему даются конкретные рекомендации о том, что он должен делать после выписки. Среди них: прохождение амбулаторной послелечебной программы; ежедневное посещение групп в сообществе само- и взаимопомощи в течение 90 дней; нахождение наставника; прохождение программы «12 шагов» под руководством наставника и др. Выполнение всех этих рекомендаций занимает достаточно много времени, они напрямую направлены на профилактику рецидива. Именно поэтому зависимый человек, имеющий внутреннюю устойчивую мотивацию на поддержание длительной ремиссии, будет отстаивать возможность применения этих практик даже ценой разрушения отношений с родственниками. Таким образом, в первые месяцы после реабилитации в большинстве случаев мы не можем ожидать от человека, полностью включенного в процесс выздоровления, что он сразу найдет работу.
И наоборот, если зависимый человек не выполнит рекомендаций, данных ему в реабилитации и в помогающем сообществе, и, вместе с тем, сразу устроится на работу, то можно с полной уверенностью ожидать его скорого возврата к употреблению. Данное поведение говорит о том, что больной уже находится в процессе срыва и двигается к первому употреблению. У него либо не было адекватной мотивации на выздоровление, либо она изменилась в связи с обострением патологического влечения к предмету зависимости.

Он/она сразу начнет помогать.
В первые месяцы после реабилитации жизнь зависимого человека целиком сосредотачивается на помогающей программе, которая направляет его мышление во внутренний мир. Выздоравливающий полностью концентрируется на себе, со стороны это создает впечатление, что он стал более эгоцентричным, чем раньше. На этом основана летучая фраза среди членов Анонимных сообществ: «Выздоровление эгоистично».
Пройдя определенный путь, проделав большую работу над собой, зависимый человек начнет учиться сознательно и бескорыстно заботиться о других. Но сначала это происходит только в процессе выполнения рекомендаций программы, в большинстве случаев неосознанно. Он получит новый опыт в искусственно созданной терапевтической среде реабилитационного отделения, затем будет закреплять его в сообществе само- и взаимопомощи. И только потом, осознав те преимущества, которые даёт ему забота о других, распространит ее на членов своей семьи.

У меня с ним/ней сразу наладятся отношения.
Чтобы начать выстраивать зрелые взаимоотношения зависимому человеку понадобиться время, за которое он сначала построит фундамент для возможности их осуществления.
Родственники, живя длительное время в психотравмирующей ситуации, приспосабливаются как могут к той внутренней боли, которую она порождает. Адаптируются они в большинстве случаев не правильно, занимая болезненные позиции по отношению к употребляющему психоактивные вещества человеку. Именно поэтому, члены семьи так же нуждаются в психотерапевтической помощи, либо помощи, предлагаемой в сообществах Ал-Анон, Нар-Анон и И-анон. Эти люди, аналогично зависимым, не могут или разучились выстраивать здоровые, полноценные взаимоотношения. Часто в нашей практике приходится наблюдать то, что выздоравливающий человек уже готов перейти на более зрелую стадию межличностных отношений, а родственники еще нет. Для того чтобы отношения наладились необходима работа над собой всех членов семьи. Для этого требуется время и желание близких.

Итак, как мы обозначили выше, лечение в реабилитационном центре не гарантирует устойчивую и длительную ремиссию. Она зависит от качества выполнения зависимым человеком лечебной программы и её рекомендаций, от его активности и полноты включённости в систему само- и взаимопомощи. Если эти условия не выполняются, то вероятность рецидива возрастает.
Если произошел срыв, члены семьи чувствуют разочарование, отчаяние, панику, эмоциональную боль, страх, чувство безысходности. Под воздействием этих чувств, они, как правило, впадают в неконтролируемое поведение в виде привычных шаблонов созависимых реакций (обвинения, требования, критика, угрозы), направленных на сорвавшегося человека. Это усугубляет ситуацию. Чувство вины за свой срыв может подтолкнуть больного человека к продолжению употребления или игре, так как, при наличии пониженного самоконтроля в состоянии опьянения и при синдроме отмены, больной человек использует годами отработанный избегающий копинг. В этом случае эпизод употребления или игры может растянуться на длительное время.
Но решение данной проблемы простое и лежит на поверхности: зависимому человеку необходимо повторно пройти реабилитацию. Родственники в данном случае могут играть лишь побуждающую роль. Зависимый человек чаще всего и сам не ожидал такого результата (конечно, при условии, что действительно хотел прекратить употребление психоактивных веществ или игру). Не следует воспринимать срыв, как фатальную неудачу в выздоровлении, необходимо отнестись к этому, как к временной ситуации — ошибке в обучении здоровому образу жизни. И повторно обратиться за помощью.

Как мы видим, процессы выздоровления зависимого человека и его семьи после реабилитации гораздо более сложные и длительные, чем представляют себе родственники, не посвященные в проблему. Они не могут понять всех деталей вышеописанного процесса без соответствующего просвещения и обучения. Возможно, Миннесотская модель нуждается в более детальной проработке инструментов взаимодействия персонала медицинского стационара с родственниками пациентов, расширении техник и методик психотерапевтического взаимодействия с ними как в условиях реабилитации, так и в условиях предреабилитационного периода. В первую очередь это взаимодействие должно распространятся на мотивационный компонент психотерапии. Необходимо, на наш взгляд, так же расширить информационно-мотивационную работу с родственниками в предстационарный период на этапе поступления больного на лечение через приемное отделение. Эта работа должна включать в себя: информирование о трёх этапах лечения непосредственно в самом лечебном центре; информирование об условиях стабильной ремиссии (включая вклад самого родственника в процесс выздоровления семьи); информирование о риске возврата к употреблению психоактивных веществ или игре при несоблюдении данных условий. В психокоррекционном компоненте работы с членами семьи больного необходимо сделать особый упор на мотивацию сотрудничества с персоналом стационара в целях побуждения зависимого человека пройти все 3 этапа лечения.
Данные меры комплексного воздействия на пациента наркологического стационара и его родственников повышают вероятность позитивного исхода реабилитационного лечения.